Трудовая миграция — от поддержки мигрантов к совместной борьбе

Ровно десять лет назад московские левые активисты выходили на улицу под лозунгом «Мир — не товар». Впоследствии было даже учреждено целое движение под таким же названием, правда, просуществовало оно недолго. В центре его критики находилась Всемирная торговая организация, сокращенно ВТО, в которую Россия пытается вступить с середины 1990-х годов, однако, процесс присоединения до сих пор не завершен. Глобальная торговля товарами и почти беспрепятственное перемещение производственных мощностей по земному шару грозили обернуться существенными изменениями в трудовой сфере и усугублением положения большинства населения с одной стороны, и дальнейшим обогащением и без того богатых с другой стороны.

Оборачиваясь назад можно сказать, что зародившееся тогда «антиглобалистское» движение при всей глубокой критике современного глобального товарообмена упустило один весьма существенный феномен. Воплощение в жизнь идеи свободной торговли повлекла за собой не только перемещение ощутимой части производства из индустриальных центров на периферию, пользуясь преимуществами наличия дешевой и во многом бесправной рабочей силы. Оно породило беспрецедентное мобилизацию трудоспособных граждан в странах с очень низкими доходами, готовых на многое, лишь бы заработать себе на жизнь и тем самим прокормить свои семьи. Если не считать вынужденное переселение гражданского населения в ходе военных конфликтов в 20-м веке, то именно экономическая глобализация, поддерживаемая ВТО и другими международными институтами, банкми и правительствами большинства стран привела к масштабным потокам мигрантов поневоле и впоследствии к краху концепции национального государства, которую оплакивают европейские консерваторы и ультраправые.

Но не только в Европе образовалась новая каста, обладающая нередко куда меньшими правами чем так называемое коренное население и представители которой ошибочно именуются немецким термином «гастарбайтеры». Ведь кратковременное пребывание нередко превращается в долгосрочное, даже не столько потому, что показатели экономики в странах происхождения, как правило, не поощряют возвращение на историческую родину, сколько потому, что человек — не товар и имеет привычку самостоятельно выбирать себе место для жизни, не стремясь к образу кочевника, если в этом нет особой нужды. Так что язык не поворачивается назвать мигрантов «гастарбайтерами». Впрочем, трудовые мигранты из всех уголков мира живут и работают в самых разных странах — от США и стран Евросоюза до Арабских Эмиратов и Ливии, по крайней мере до начала массовых волнений. Собственно, мигранты приезжают туда, где существует на них спрос.

В России такой спрос все чаще формулируют чиновники высокого ранга. После многолетнего стремления перекрыть или, как минимум, осложнить путь представителей бывших братских народов в российские просторы, по крайней мере часть чиновников начинает в данном вопросе проявлять удивительный реализм. Несмотря на утилитарный подход — о благополучии мигрантов или стран их происхождения и достойных условиях труда речи не идет — постепенные изменения риторики и осознание того, миграция в себе несет не столько угрозу, сколько может принести пользу для повышения ВВП, несомненно является большим сдвигом. Хотя, и об этом не стоит забывать, озвучивание позитивных перспектив строго регулируемой миграции для российской экономики идет вразрез с окрашенной в националистических тонах риторикой, встречаемой не только в рядах малоизвестных думских депутатов, но и на уровне правительства.

Так или иначе, с неизбежно увеличивающимся количеством мигрантов приходится считаться. Следует выработать стратегии не только государственным структурам и бизнесу, которому сложившиеся в России рабские порядки дают карт бланш на эксплуатацию трудовых мигрантов в полную меру. И профсоюзам стоило бы всерьез задуматься над пересмотром своего позиции относительного тех, кто трудится здесь не имея российского гражданства и сталкивается с тем же пренебрежительным отношением к правам трудящихся, только в силу своего шаткого положения трудовые мигранты являются куда более удобным объектом для самых вопиющих форм эскплуатации. В итоге это отразится и на положении российских трудящихся. Поэтому следует заступаться за соблюдение прав мигрантов хотя бы по утилитарным соображениям, а еще лучше идти единым фронтом.

Первые шаги в этом направлении предприняты по инициативе Федерации независимых профсоюзов России и при активном участии Международной организации труда. В скором времени в Сочи и Владивостоке, т.е. в местах, где на данный момент ведутся наиболее масштабные строительства, откроются консультативные центры для трудовых мигрантов. Трудно предположить, насколько это реально может работать на укрепление положения рабочих. Попытки общественных организаций, оказывающих поддержку трудовым мигрантам, работать в этом регионе свелись на нет. Местные адвокаты боятся браться за защиту обманутых строителей-мигрантов, так как на олимпийских строительных площадках царит полный беспредел и последствия прямого вмешательства могут оказаться самыми плачевными.

В конце августа Конфедерация труда России и Профсоюз трудящихся-мигрантов, занятых в строительстве, жилищно-коммунальном хозяйстве и смежных отраслях подписали соглашение о совместной деятельности в сфере трудовой миграции. Эта инициатива особенно радует, ибо она предполагает совместные действия, а не односторонняя помощь. Правда, и это следует оценить только как промежуточный шаг. В перспективе только включение трудовых мигрантов в ряды российских независимых профсоюзов или же создание объединенных структур для отстаивания достойных условий труда и зарплат могут укрепить позиции и преодолеть искусственно созданное разделение трудящихся на «своих» и «чужих».

Примеры других стран, однако, показывают, что профсоюзы с трудом свыкаются с мыслью о необходимости совместной борьбы и сотрудничества на равных правах. Для иллюстрации привожу пример Германии, имеющей богатую традицию по привлечению иностранной рабочей силы и где профсоюзы имеют достаточно большой вес при в целом весьма консервативных установках внутри рабочих объединений.

В целом трудовые мигранты воспринимаются немецкими профсоюзами, скорее, как конкуренты, соответственно, ничего удивительного, что реальной поддержки они в зависимости от отрасли на практике не оказывают. Хотя в порядке самодекларации профсоюзы так или иначе пытались защищать интересы с момента появления первых так называемых «гастарбайтеров» из Италии в 1950-хх и, позднее, из Турции, Югославии и других стран Европы и Северной Африки, то на деле их не признавали особой группой, нуждающейся в особой поддержке.

На этом фоне интересно наблюдать за развитием процесса интеграции трудовых мигрантов в один из крупнейших профсоюзов Германии ver.di, представляющий собой основанный в 2001 году на базе 5 других профсоюзов Объединенный профсоюз работников сферы обслуживания, насчитывающий свыше двух миллионов членов. На учредительном съезде ver.di пытался определить мигрантов как отдельную группу, заслуживающую особое внимание (также существуют группы по другим категориям, такие как женщины, молодежь, рабочие), но удалось эту цель реализовать только в 2007 году. Выведение мигрантов в особую группу имеет большое значение, потому что это придает им больше веса внутри профсоюза и предоставляет им ряд прав для отстаивания специфических интересов мигрантов (подавать петиции в рамках федеральной конференции, создавать комитеты и д.п.). Т.е. мигранты сами могут решать, в какой именно форме им защищать свои права, опираясь на мощную структуру профсоюзного объединения. Закрепленный за мигрантами особый статус никак не ущемляет работу самого профсоюза, но зато заметно поощряет активность самих трудовых мигрантов.

Только недавно ver.di стал более внимательно относиться в частности к проблеме нелегально трудоустроенных мигрантов. Их количество в Германии по разным оценкам составляет от 200 000 до 460 000. Такие масштабы не идут ни в какое сравнение с российскими реалиями, тем не менее, цифра довольно внушительная и ситуация требует эффективных мер для устранения феномена как такого, прежде всего потому, что такие мигранты имеют большой шанс в результате оказаться без зарплаты и в случае несчастного случая на рабочем месте никакая медицинская страховка не покрывает расходы на лечение. Большинство из них въехали в страну по туристической или студенческой визе и задержались после истечения ее срока действия. Соответственно, трудоустроиться они могут преимущественно в теневом секторе экономики (сельское хозяйство, строительная сфера, у частных лиц…)

В 2006 году ver.di открыл в Гамбурге специальную приемную для нелегальных работников, познее такая же приемная была открыта в Берлине. Поддержка, правда, оказывается исключительно членам профсоюза, что заметно ограничивает круг обращающихся за консультацией. Итак за первые 18 месяцев была оказана поддержка 80 нелегально трудоустроенным мигрантам. В первую очередь они просят о содействии при выплате зарплаты, так как работодатели, пользуясь тем, что никакой трудовой договор не подписан, зарплату нередко сильно задерживают или вовсе стараются не платить. Впрочем, отсутствие трудового договора не обязательно должно служить препятствием для осуществления вполне законных требований. Были случаи, когда суд признавал трудовые отношения состоявшимися при условии, что свидетели-коллеги подтверждали факт трудовой деятельности на предприятии. С документацией, разумеется, проблемы при рассмотрении дела все равно возникают, тем не менее, иногда все же имеются хоть какие-никакие письменные доказательства (к примеру, когда начальник смены ставить свою подпись).

Теоретически нелегально устроенные трудовые мигранты обладают такими же базовыми правами что любой другой наемный работник, даже без договора: право на медицинскую помощь в случае несчастного случая на рабочем месте, право на достойную заплату, минимальный отпуск и оплату больничных. При нарушении эти права в принципе можно отстоять в судебном порядке, однако, это связано с большими рисками для самих мигрантов, так как суд может направить информацию в управление по делам иностранцев, что в результате приведет к выдворению. Именно поэтому профсоюз пытается добиться выплат путем примирительного разбирательства с работодателями, так как в таком случае не требуется присутствие самого потерпевшего.

Среди мигрантов широко распространено мнение, согласно которому профсоюзы напрямую связаны с властями, что, разумеется, сеет принципиальное недоверие. Неудивительно, что мигранты в приемные ver.di стали обращаться только после того, как удалось выиграть дело против частных лиц, у которых нанималась женщина из Латинской Америки в течение трех лет, получая крошечную зарплату. Судебная победа стала переломным моментом. С тех пор адвокаты, сотрудничающие с диаспорами, отсылают мигрантов к приемной для нелегальных трудовых мигрантов ver.di. Также ver.di опирается на многочисленные гуманитарные организации и инициативы, поддерживающих мигрантов. В России со своей стороны еще предстоит создать надежную сеть для столь организованного сотрудничества различных организаций и профсоюзов. Только этим летом в Москве состоялась первая подобная встреча, ставшей перед собой цель налаживания устойчивых контактов, но дальше первичной стадии знакомств дело пока не дошло.

Разумеется, оказание конкретной поддержки является только одним аспектом. Ver.di пытается поднять тему нелегальной трудовой миграции не только в рамках собственного объединения и развернуть более масштабную кампанию с целью привлечь внимание к этой теме в т.ч. и в других профсоюзах. И не в последнюю очередь необходимо изменить законодательство. Однако нельзя сказать, что подход ver.di в профсоюзных кругах везде встречает понимание.

Традиционно придерживающийся консервативных взглядов профсоюз строителей (IG Bau) продвигает другую модель борьбы с нелегальным трудоустройством, а именно объединения со строительными предприятиями и таможней. Как известно в строительной сфере работают большинство нелегально устроенных трудовых мигрантов, что заметно сказывается на уровне зарплаты и вызывает недовольствие среди немецких строителей. Ужесточение контроля, правда, приводит к сомнительным результатам. Регулярные проверки на стройплощадках очевидно идут вразрез как с интересами мигрантов, так и с заявленной целью профсоюзом гарантировать достойную зарплату для легально трудоустроенных. Рейды направлены на выявление нелегалов, что приводит к их временному устранению, а вовсе не к повышению зарплаты для всех.

Завершая, привожу еще один неудачный пример, подталкивающий к размышлениям. В 2004 году профсоюз строителей создал независимое европейское объединение отходников, к сожалению, оно себя не оправдало и в итоге его интегрировали в профсоюз строителей. Причина заключалась в малочисленности членской базы и в отсутствии поддержки со стороны крупных профсоюзов. Феномен, в нынешней России не нуждающийся в пояснениях. По сути дела проблемы везде сводятся к одному и тому же: Проявляйте солидарность, товарищи, и будущее за нами!

Вера Бредова

Слегка сокращенный вариант статьи был опубликован в газете «Социалист» №3 (ноябрь 2011 г.)

This entry was posted in Gewerkschaften, Migration, Russisch, Russische Linke, по-русски and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *